Russian English

Непротивление расизму

Сергей Михеев, эксперт Антидискриминационного центра "Мемориал":

Непротивление ксенофобии и нетерпимости со стороны российской власти уже давно стало привычным, а вот принятие расизма оппозиционерами, подающими толерантность и гуманизм как основу своей деятельности, вызывает недоумение. Партия "Яблоко" выдвинула на выборы губернатора Свердловской области Евгения Ройзмана, человека, позволявшего себе националистические высказывания. Многие возражали против этой кандидатуры: Ройзману припомнили его судимость, скандалы, связанные с деятельностью сомнительного екатеринбургского фонда "Город без наркотиков", антицыганские и антитаджикские заявления. Представители молодежного "Яблока" подняли эти вопросы на заседании бюро партии 21 июня, на котором присутствовал Ройзман и где обсуждалось его выдвижение в губернаторы. Отвечая на вопросы о ксенофобии, Ройзман заявил, что "плохо ни про один народ не думает, претензии у меня лишь к отдельным представителям". Кроме того, он подписал яблочный Меморандум политической альтернативы, а в этом документе содержится пункт о неприятии национализма. В результате, кандидатуру Ройзмана поддержали, еще и потому, что он не является членом "Яблока", а идет на выборы при поддержке этой партии как независимый кандидат. "Химически чистых людей в политике нет, "докопаться" можно до любого", - считает заместитель председателя "Яблока" Сергей Иваненко.

Все-таки представляется, что "докопаться до любого" можно все-таки не по "любому" пункту. Если политик (пусть и не "химически чистый", чтобы это ни означало) изменил свои взгляды, признав, что национализм - это плохо, а "претензий к народам" иметь не следует, то хотелось бы услышать от него что-то более определенное. Скажем, признание того, что в прошлом, снося цыганские дома или защищая погромщиков, он бывал неправ. Однако в комментариях к развернувшейся в социальных сетях дискуссии о допустимости ройзмановских методов сам Ройзман вовсе не кается, а говорит вещи, весьма близкие к своим прежним цыганофобским высказываниям: "В цыганском поселке, за домами, в гаражах трупы оттаявшие по весне находили. И власть говорила, что бороться с этим невозможно. Мы подняли восстание против наркоторговцев и у нас получилось блокировать поселок, и тут же к нам родители потащили наркоманов: кого силой, кого уговорами, кого в багажнике".

То есть мэр города (и это не первый и не второй мэр в нашей жизни, который именно так реагирует на критику цыганофобии - когда-то так отвечал в Архангельске Александр Донской, как позже в Калининграде Георгий Боос) прямо пишет: была проблема с цыганами, «получилось блокировать поселок». Я тоже не одобряю употребления наркотиков, но как объяснить представителям власти на местах, что Уголовный кодекс Российской Федерации не подразумевает сносы домов и целых поселков как форму борьбы с наркопроблемой? Что в этих домах - дети, больные люди, старики, да еще и сами наркозависимые люди. Но жестокость к наркозависимым Ройзману уже многие припомнили, а вот его расизм как-то не особенно всплыл. Важен даже не сам этот тип, а его группа поддержки: Ройзман получил признание и населения и поддержку «Яблока» в роли борца «с нерусскими».

Мэр Екатеринбурга на протяжении всей политической карьеры обращал на себя внимание негативным отношением к цыганам и выходцам из Центральной Азии и Кавказа, порой открыто призывая к насилию в отношении этих групп "для спасения русских от наркомании". Еще в 2005 году в Иркутске, принимая как депутат и член партии "Единая Россия" участие в заседании Законодательного собрании области, Ройзман заявил: "Почему я должен был терпеть, как какие-то цыгане, таджики набивают наш город героином и на глазах превращают наших детей в животных?" Методом борьбы с представителями неугодных народов Ройзман считал сносы домов: "Стоит снести один цыганский особняк, как уходят и все цыгане, живущие по соседству".

В 1999 году, напомню, Ройзман создал фонд "Город без наркотиков", который боролся с наркоманией и наркозависимостью, но при этом инициировал целый ряд ксенофобских кампаний; устраивались акции устрашения в цыганских поселках, проводились антитаджикские митинги. В 2011 году Ройзман призвал вооружаться против "этнических оккупантов" – после произошедшего в селе Сагра межэтнического конфликта. Комментируя события в Сагре, Ройзман, как и во многих других случаях, обвинил во всем цыган: "Неужели мы не видим всего масштаба беды для русских?"; "Доколе можно терпеть их цыганскую безнаказанность?"; "Русские должны объединиться перед лицом общей беды". Многие поддержали тогда погром в Сагре, оправдав убийство "нерусского" самообороной, как и травлю цыган, которая была спровоцирована конфликтом и его освещением в прессе.

Используя в том числе и антицыганские стереотипы, Ройзман сумел набрать политические очки. В 2013 году он стал мэром Екатеринбурга. В конце прошлого года в Екатеринбурге произошел еще один конфликт: в "разборке" участвовали бывшие спецназовцы с боевым оружием, повздорившие с местными цыганами. Незаконно хранившие оружие бывшие спецназовцы (они же "казаки") открыли огонь по невооруженным людям, несколько человек погибло. Кого обвинили и взяли под стражу? "Диму-цыгана", который не стрелял и оружия не хранил. "Казаков" отпустили. Интересно, однако, как отзываются о произошедшем сторонники "казаков": "Мы пытались получить поддержку у мэра Евгения Ройзмана. В свое время он достиг известности бесстрашной борьбой с цыганами-наркоторговцами, а мэром стал именно благодаря поддержке русских мужиков из Сагры. Если бы не Евгений Вадимович, страна бы не узнала о нападении этнической банды на жителей Сагры. И защитники своего поселка получили бы максимальные сроки". То есть фактически события в Сагре создали у националистов Урала ощущение безнаказанности, веры в то, что "русских мужиков" и "защитников поселка" не посадят даже за убийство, если за ними стоит Ройзман!

На фоне в том числе предвзятой реакции на события в Сагре реальные проблемы цыган не только остаются нерешенными, но и усугубляются. Проблем очень много, они пронизывают разные сферы цыганской жизни: начиная от получения образования и реализации базовых прав. И это проблемы не только Екатеринбурга и Свердловской области, но и всей России. Например, возьмем школы, в которых учатся цыганские дети. Из десяти школ, которые я посетил в Туле, Пензе, Казани, Орле и Волгограде, лишь в двух цыганские дети учатся в смешанных классах. Во всех остальных практикуется сегрегированное обучение, где цыганские дети фактически находятся вне образовательного процесса. Многие учителя не заинтересованы в их образовании, говоря о нежелании самих цыганских детей учиться, о культуре ранних браков, после которых ученики покидают школу. Опыт, между тем, показывает: там, где цыганские дети включены в нормальный образовательный процесс, и вредная практика ранних браков идет на убыль. А если их не учат в школе, то, увы, родители предпочитают устроить свадьбу, "чтобы по улицам не болтался". В некоторых школах цыгаские дети отстранены от общения с другими детьми, даже спортивные площадки они посещают в специально предусмотренное время. Для них организуют отдельные от русских детей праздники, их отдельно от других учеников кормят в школьных столовых. Какое образование можно получить в подобных условиях, как можно интегрироваться в общество, которое с самого детства указывает, что ты "не такой", что лучше бы тебя вообще не было?

Цыгане не в последнюю очередь из-за отсутствия образования не могут найти нормальную работу, они вынуждены перебиваться случайными заработками. Многие живут в неправильно оформленных домах, что приводит к насильственным сносам и выселениям. За последние годы в России уничтожено несколько цыганских поселений в Туле, Орле и Перми. Около 150 цыганских семей, среди них многодетные, остались без крыши над головой, без какой-либо адекватной альтернативы, вынуждены скитаться по родственникам, ютиться на улице у костра, обитать в палатках.

Этим летом в ожидании сносов живут сразу два цыганских поселка в Татарстане: Айша и Нижние Вязовые. Глава Зеленодольского района Александр Тыгин также известен ярко выраженной антицыганской позицией. Он не раз публично оскорблял цыган, преследуя их всевозможными способами. Власти даже пытались через суд лишить несколько цыганских семей родительских прав. При этом были возбуждены дела о сносе цыганских домов, хотя как раз в них жили те семьи с детьми, которых зачем-то пытались лишить родительских прав. Если поселки снесут, то его жителям придется жить на улице, и никто из чиновников, скорее всего, не понесет ответственности за то, что дети останутся без крова. В любом случае виноваты всегда будут цыгане, в их виновности уже давно не принято сомневаться: где бы ни зашла речь о цыганах, главными словами становятся "мошенничество", "наркотики", "цыганские авторитеты", за которыми уже не разглядеть ни сносов целых поселков, ни сегрегации цыганских детей.

Теперь в толерантном отношении к ксенофобской риторике будет замечено еще и "Яблоко". Основатель партии Григорий Явлинский уверен: если Евгений Ройзман "будет избран губернатором, то регион станет центром индустрии высокотехнологических услуг, а особое внимание будет уделяться здравоохранению и здоровому образу жизни". Это, конечно, важнее прав таджиков и цыган. Надежды на Ройзмана в "Яблоке" никак не связаны с необходимостью противостоять дискриминации, и в этой партии не понимают: поддержка "битвы за здоровье" ройзмановскими методами лишь усугубляет и без того уязвимое и бесправное положение этнических меньшинств.

Источник: Радио Свобода, 30.06.2017

МХГ в социальных сетях

  •  

      Казанский Правозащитный Центр Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет против пыток