Russian English

"Нет такого закона, чтобы изымать ребенка, потому что он мигрант"

 

Трагическая гибель пятимесячного Умарали Назарова вызвала волну обращений в МИД, ФМС, Генпрокуратуру, Следственный комитет и Минздрав с требованием разобраться в причинах смерти сына таджикских мигрантов в Петербурге. Ребенок умер в больнице 14 октября, спустя сутки после того, как его забрали у матери, обвиненной в нарушении миграционного законодательства. Правозащитники и представители Общественной палаты РФ отмечают, что действия правоохранительных органов, разлучивших ребенка с матерью, нарушают положения Семейного кодекса РФ и Международной конвенции ООН по правам ребенка. По факту действий правоохранителей проводится доследственная проверка. Об этом пишет "Коммерсантъ".

Умарали Назаров скончался в течение суток после того, как его забрали у матери, гражданки Таджикистана, у которой, по данным ФМС, истек срок временного пребывания в России.

По данным правоохранительных органов, 13 октября сотрудники регионального УФМС обнаружили в одном из расселенных домов в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга семью нелегальных мигрантов. 21-летнюю Зарину Юнусову вместе с сыном доставили в 1-й отдел полиции. Далее свидетельства властей и родителей ребенка расходятся. По официальной версии, после того как мать ребенка забрали из отделения сотрудники ФМС, чтобы оформить факт нарушения миграционного законодательства, Умарали Назаров находился на попечении сотрудницы полиции из службы по делам несовершеннолетних. Как утверждает собеседник "Коммерсанта" в ГУ МВД по Петербургу, "полицейские сразу же вызвали врачей скорой помощи". По словам полицейских, в отделе все это время присутствовала бабушка ребенка, которой после передачи ребенка врачам сообщили, куда он отправлен.

Родители утверждают, что бабушка приехала сразу после того, как мать и ребенок были доставлены в отделение, она пыталась забрать младенца или передать бутылочку с молочной смесью. Ребенка ей не отдали, смесь взять отказались. "Самой престарелой родственнице мальчика отдать не могли, поскольку у нее не было документов, подтверждающих право на опеку над малышом",— рассказал собеседник "Коммерсанта" в ГУВД. Скорая помощь доставила ребенка в медицинский центр имени Цимбалина, где он через несколько часов скончался. Как рассказали "Коммерсанту" в СКР, по предварительным данным, причиной смерти мальчика стала острая респираторная вирусная инфекция. Родственники Умарали Назарова утверждают, что, когда сотрудники УФМС пришли с проверкой, он был здоров.

Следственный отдел по Невскому району Петербурга после проведения доследственной проверки по факту смерти пятимесячного ребенка возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

"Мы обратились к Колокольцеву и Бастрыкину, чтобы выяснить, что произошло на самом деле с Умарали Назаровым, — заявил "Коммерсанту" уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. — По делу назначена судебно-медицинская экспертиза. В отдельном обращении к Чайке мы попросили проверить законность изъятия ребенка из семьи". В свою очередь, член Общественной палаты РФ Султан Хамзаев направил шесть обращений в различные ведомства — в частности, в МИД, МВД и Генпрокуратуру, в которых требует открытого расследования смерти Умарали Назарова. В обращении на имя министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой член ОП просит разобраться, почему сотрудники скорой помощи, вызванной, чтобы увезти ребенка, не подпускали к нему родственников. "Мы отдельно обратились и к главе ФМС Константину Ромодановскому с просьбой ходатайствовать о приостановке выдворения родителей из России, пока не найдены виновные в смерти их ребенка", — сказал Хамзаев. Он также отметил, что вместе с Умарали Назаровым из квартиры забрали и еще одного несовершеннолетнего ребенка — племянника его матери, за которым та присматривала. "Второго ребенка также не имели права забирать, потому что дома не было его официальных опекунов и представителей", — добавил Хамзаев.

Член Общественной палаты РФ Юлия Зимова отметила, что проблемы с миграционным законодательством не повод забирать ребенка у родителей: "У нас имеют право изымать детей только в случае угрозы жизни и здоровью ребенка. Если ее не было, а родители нарушают только закон о миграционном режиме, то они подлежат депортации. Но с ребенком их не должны разделять". Она добавила, что в России детей могут забрать только после решения соответствующей комиссии, куда входят представители органов опеки и местных отделов по делам несовершеннолетних.

Руководитель правозащитной организации "Право ребенка", член Московской Хельсинкской Группы Борис Альтшулер подтвердил, что разделять ребенка и родителя по Семейному кодексу РФ можно исключительно при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка. "А в данном случае это было и вопиющее нарушение Конвенции ООН о правах ребенка, которое закончилось трагически", — отметил правозащитник. Он рассказал, что два года назад в Россию не впустили 17-летнего сына киргизских мигрантов, запретив ему въезд на три года. "Мы обращались к главе ФМС Константину Ромодановскому. После его прямого распоряжения мальчика впустили. В официальном ответе от ФМС нам написали, что они уважают конвенцию, где написано, что ребенок и родитель должны быть вместе".

Президент правозащитного фонда "Таджикистан" и руководитель информационно-правового центра "Миграция и закон" Гавхар Джураева сообщила, что с 2011 года правоохранительные органы "начали вдруг отбирать детей" из-за проблем с регистрацией. "Начались человеческие трагедии. Был случай в 2013 году, когда у отца-россиянина, таджика по национальности, московская полиция забрала детей", — сообщила она. Тогда, по словам Джураевой, полиция поместила детей в приют, а мать к ним пустили лишь через несколько дней.

Представитель уполномоченного по правам ребенка в Петербурге Светланы Агапитовой Олег Алексеев заявил "Коммерсанту", что "нет такого закона, чтобы изымать ребенка, потому что он мигрант". "Сейчас невозможно предполагать, было ли незаконно изъятие Умарали Назарова из семьи. Когда появится официальная информация, мы сможем ответить на вопрос: кто и по каким основаниям проводил изъятие и на основании чего произошла смерть ребенка", — сказал Алексеев.

Депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга, член фракции "Яблоко" Борис Вишневский рассказал, что направил письмо прокурору Санкт-Петербурга Сергею Литвиненко с просьбой провести детальную проверку по факту смерти ребенка.

Представители Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу сообщили, что проводится доследственная проверка в отношении лиц, имеющих отношение к изъятию ребенка у родителей и доставлению его в медицинский центр. Кроме того, проводится доследственная проверка в отношении родителей умершего мальчика, в действиях которых усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего).

Мать погибшего ребенка 26 октября обжаловала постановление Октябрьского районного суда от 13 октября о ее выдворении за пределы страны. Суд ранее признал ее виновной в нарушении правил пребывания в России и назначил наказание в виде минимального штрафа — 5 тыс. руб. с административным выдворением в виде самостоятельного выезда. По неофициальным данным, услуги адвокатов были оплачены представителями таджикской диаспоры. Дело о нарушении миграционных правил будет рассматривать Санкт-Петербургский городской суд.

Ужасный случай в Санкт-Петербурге прокомментировала правозащитница, председатель Комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина (в блоге "Свободное место" на "Грани.Ру"):

"Разлучать его [пятимесячного Умарали Назарова] с родителями не имели никакого права. Если кого-либо помещают в закрытое учреждение, то обязаны помещать родителей вместе с детьми. Если у вас для родителей нет специального места, то и в этом случае нет оснований отбирать ребенка у родителей. По правилам, даже если родители уже приговорены к депортации, они должны помещаться в специальное учреждение временного содержания иностранных граждан (так называемый СУВСИГ) вместе с детьми. Достаточно открыть постановление правительства о СУВСИГах, где четко сказано, что семья должна содержаться вместе с ребенком. А если вы родителей не сажаете под стражу, то тем более не можете разлучать его с матерью.

Мне известны подобные случаи, когда забирали детей, например на улице. Видимо, выполнялся какой-то план по "заботе о детях". Девочка четырнадцати лет пошла в булочную, и "Гражданскому содействию" пришлось ее вытаскивать. Она была гражданка России, чеченская девочка, но мать была без регистрации, и ей не отдавали ребенка. Был случай, когда мать была в больнице и бабушка хотела взять ребенка, а ей долго не отдавали, собираясь отправить в закрытое учреждение.

Могут быть случаи, когда это правильно. Например, отец избивал детей - мы сами тогда обратились в органы опеки, и детей отправили к матери. Отец просил здесь убежища (причем политического), а с детьми обращался очень жестоко, и они от него убежали. То есть бывают случаи, когда это правильно, но в данном случае, конечно, никаких оснований забирать ребенка у родителей не было. Совершенно непонятно, для чего это было сделано.

Конечно, сейчас они будут говорить, что с ребенком не так обращались, или будут придумывать, что нашли его на улице. Могу только себе представить, как они будут оправдываться: никакого другого основания быть не может, и родителям попытаются инкриминировать плохое обращение с ребенком.

Обычно к таким ситуациям приводит то, что в советское время называлось кампанейщиной. То у нас ловят террористов - и тогда террористом может стать любой человек с Кавказа. То ловят наркоманов - и тогда приходят на дискотеку и совсем невинных детей провоцируют. Подходит наркоман: "Меня ломает, мне уже не продают, купи мне одну дозу". Подросток покупает ему дозу и становится наркодилером. И так на одной и той же дискотеке один и тот же наркоман тридцать четырех человек превратил в наркодилеров только за то, чтобы его самого не трогали. А в углу сидит человек и торгует, и никто как будто этого не замечает. То у нас борьба с педофилией, когда отца собственных детей пытаются сделать педофилом.

...Еще можно было бы понять, если бы Назаровых задержали и приговорили к содержанию в закрытом месте. Но родители-то Умарали остались на свободе, хотя и приговорены к выдворению по статье 18.8 КоАП. Кстати, это жуткая статья. По ней могут выдворить любого, разлучив с семьей, с женой, - это никого не волнует. После чего человек три года не может вернуться в Россию, и его еще забывают "вынуть" из базы. Мне постоянно пишут: прошло уже три года, а я к жене и детям въехать все равно не могу".

Случившееся в Санкт-Петербурге прокомментировала для "Правды.Ру" председатель исполкома "Форума переселенческих организаций", член Общественного совета при ФМС России Лидия Графова.

С ее точки зрения, невозможно говорить о степени вины российской миграционной службы и медицинских работников, пока идет следствие. "Но этот трагический случай с чудовищной очевидностью в очередной раз показал бесправие мигрантов в РФ".

Лидия Графова также с горечью заметила: "Казалось бы, все правоохранительные органы страны заняты наведением порядка во взрывоопасной миграционной сфере и это необходимо для безопасности нашего населения, но видим же мы, что акции по борьбе с нелегальной миграцией часто превращаются в средневековую "охоту на ведьм". Страдают самые несчастные, которым наше умопомрачительное законодательство не дает возможности элементарную регистрацию получить, а нелегал-рецидивист, даже совершив преступление, может легко откупиться".

На вопрос "Правды.Ру" о том, что нужно сделать для предотвращения таких инцидентов будущем, правозащитница дала однозначный ответ: "Надо менять репрессивную коррумпированную систему работы миграционной службы".

Далее Лидия Графова пояснила: "Я 25 лет работаю с мигрантами и помню, как переселенцы — лидеры нашего общественного движения добивались, чтоб в России была создана миграционная служба. В первые годы ФМС, действительно, помогала соотечественникам выживать, начиная жизнь с нуля, хотя наша страна была тогда почти нищей. Сегодня же это ведомство видит свою роль не в том, чтобы помогать мигрантам, защищать их законные права, а наоборот — ведет борьбу против мигрантов. Причем, как видим, просто бесчеловечными методами. В свое время руководитель ФМС Ромодановский говорил мне в интервью, что его главная забота — изменить репрессивный менталитет своих сотрудников. Ведь в службу пришло множество работников милиции.

Теперь Константин Олегович, к сожалению, про эту свою мечту совершенно забыл. Могут сказать: ситуация изменилась, сегодня в стране слишком много мигрантов, а у нас кризис… Но не вечно же этот кризис, хочется надеяться, что экономика России вскоре воскреснет, и тогда нам снова остро потребуются дополнительные трудовые ресурсы. Ведь известно, что трудоспособное население страны сокращается на миллион человек в год. Но кто из соотечественников тогда к нам поедет? Один только этот случай с погибшим ребенком отпугнет тысячи потенциальных трудовых мигрантов. Стыдно и очень больно".

Фото: 
AP

МХГ в социальных сетях

  •  

      Фонд 'Общественный Вердикт' Комитет против пыток

 

        

 

2014-2020, 16+.