Russian English

Правозащитники о проблемах реализации свободы совести в России в январе – июне 2020 года

Центр "Сова" публикует доклад об основных проблемах свободы совести в России в первом полугодии 2020 года.

 

Религиозные организации в условиях пандемии

Пандемия коронавирусной инфекции не могла не затронуть и жизнь религиозных организаций. Власти, принимая меры против эпидемии, распространили их и на религиозные организации, которым в разных регионах было рекомендовано соблюдать санитарные предосторожности, ограничить число присутствующих на богослужениях, либо вовсе закрыть храмы для прихожан.

Введенные ограничения нередко вызывали недовольство верующих по целому ряду причин: недооценка эпидемиологической опасности; присущее религиозному сознанию убеждение, что храмовое пространство и религиозные практики сами по себе надежно защищают от болезни; восприятие санитарных требований – ношение масок, использование одноразовой посуды в церковных таинствах – как вторжение государства во внутренние дела религиозных объединений. Кроме того, далеко не все местные религиозные организации располагали ресурсами для обеспечения трансляции богослужений. Все это привело к тому, что многие религиозные организации не соблюдали предписанные меры.

Более того, было немало случаев, когда представители религиозных организаций публично протестовали против этих ограничений. В частности, возмущение части православных вызвало опубликованное 26 марта постановление правительства Санкт-Петербурга о дополнительных мерах по противодействию распространения коронавирусной инфекции, поскольку в нем прямо упоминался запрет на посещение «храмов и других религиозных учреждений, за исключением служителей и персонала», тогда как, например, в соответствующем постановлении московского правительства аналогичная мера была указана только в качестве рекомендации. Правовое управление Московского Патриархата расценило это постановление правительства Санкт-Петербурга как нарушение права на свободу совести и вероисповедания, отметив, что это право может быть ограничено только федеральным законом. Движение «Сорок Сороков» призвало православных не подчиняться этому постановлению и заявило о готовности взять на себя роль координатора действий тех, кто хочет «искать возможность совершать Литургии на улице, в лесах».

Сыктывкарская епархия в апреле объявила о подготовке судебного иска, оспаривающего законность распоряжения республиканского Роспотребнадзора о запрете проведения религиозными организациями массовых мероприятий на время эпидемии. А митрополит Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин) сравнил действия чиновников, ограничивших доступ в храмы, с гонениями советского времени.

Против ограничения посещения храмов публично выступил и епископ Русской православной старообрядческой церкви Евфимий (Дубинов). В апреле он сообщил журналистам, что вопреки предписанию властей старообрядческие храмы для прихожан не закрываются. «Более того, - сказал он, - я призываю в эти дни ходить в храмы и молиться Богу, чтобы язва отошла».

Представители других религиозных организаций публично не протестовали против вызванных эпидемией ограничений, однако де-факто тоже время от времени саботировали распоряжения об ограничения доступа прихожан на богослужения и запрета на проведение многолюдных собраний.

 

Полиция и чиновники за все это время так и не выработали единой политики по контролю над выполнением противоэпидемиологических предписаний религиозными организациями. С одной стороны, несмотря на ограничения, во многих храмах многих регионов 19 апреля ночные пасхальные богослужения прошли при участии мирян, и полиция не препятствовала этому. С другой, в некоторых случаях представители религиозных организаций были привлечены к административной ответственности за допуск прихожан.

Например, в Орске за присутствие в храме во время пасхальной службы прихожан епископ Орский Ириней (Тафуни) был оштрафован на 15 тысяч рублей по ч. 2 ст. 6.3 КоАП (нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения). Уже в июле по этой же статье за присутствие прихожан на пасхальной службе был оштрафован православный Михаило-Архангельский приход в деревне Береговая Кемеровской области - на 100 тысяч рублей.

А в Петербурге бывший священник Тихвинской епархии Артемий Скрипкин за проведение на Пасху крестного хода с участием 15 человек был оштрафован по ч. 1 ст. 20.2.2 КоАП (организация не являющегося публичным мероприятием массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, если массовое одновременное пребывание и (или) передвижение граждан в общественных местах повлекли нарушение общественного порядка или санитарных норм) на 10 тысяч рублей. Более того, когда священник пришел в суд ознакомиться с решением, его избили судебные приставы.

Отметим, что к административной ответственности верующих во время «режима повышенной готовности» привлекали не только за присутствие на богослужениях. В Москве, где посещение храмов было официально разрешено духовенству и сотрудникам религиозных организаций, полиция задержала шедшую на службу певчую храма Богоявления в Китай-городе. Когда она предъявила свое удостоверение работника храма, один из полицейских сказал: «Нас ваши внутренние документы не интересуют, храм не входит в список объектов, которым разрешена деятельность в условиях карантина». Настоятелю этого храма в связи с инцидентом было прислано уведомление о недопустимости нарушения режима самоизоляции (повышенной готовности).

В Петербурге владелец торговой точки на Сенном рынке Киемиддин Саидов, организовавший по случаю Рамадана раздачу продуктов нуждающимся, был оштрафован на тысячу рублей по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ (невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности). На администрацию рынка было заведено дело по ч. 2 ст. 6.3 КоАП.

 

Важно, что, те православные, кто протестовал против связанных с эпидемией ограничений, оспаривали не только позицию светских властей, но и позицию патриарха Кирилла. Уже 29 марта патриарх, солидаризируясь со светскими властями, призвал паству молиться дома и не посещать храмовые богослужения, но выступления против ограничений, даже на уровне епископата, продолжились и после этой патриаршей проповеди. 27 апреля патриарх был вынужден опубликовать распоряжение об ответственности духовенства за несоблюдение противоэпидемических мер вплоть до привлечения к церковному суду.

Радикальным образом позицию противников изменения религиозной жизни в соответствии с вызванными эпидемией обстоятельствами выразил духовник Среднеуральского женского монастыря схиигумен Сергий (Романов). 25 апреля он прямо призвал игнорировать распоряжения светских и священноначалия о соблюдении противоэпидемических мер и прийти в храмы. Вскоре после этого епархия запретила о. Сергию проповедовать публично. Поскольку запрет он игнорировал, 26 мая ему было запрещено совершать богослужения, а 3 июля церковный суд Екатеринбургской епархии лишил его сана.

В середине июня, игнорируя предписание епархиального начальства находиться в Иоанно-Богословском скиту, мятежный схиигумен собрал своих сторонников в Среднеуральском женском монастыре, выставил охрану из казаков и заявил, что «митрополиту Кириллу (правящему архиерею – Ред.) придется брать монастырь штурмом». Присланный епархией священник Георгий Викторов не был допущен в монастырь сторонниками о. Сергия. Настоятельница монастыря игумения Варвара (Крыгина) была вынуждена покинуть обитель.

Поскольку о. Сергий – заметная фигура в оппозиционном патриархии царебожническом движении и сыграл важную роль в восстановлении монастыря св. Царственных страстотерпцев на Ганиной Яме, его проповедь вызвала большой общественный резонанс и привлекла внимание правоохранительных органов. 7 июля мировой суд Верхнепышменского судебного района оштрафовал о. Сергия на 90 тысяч рублей по ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ (распространение в СМИ, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений). Учитывая, что проповедь носила еще и отчетливо антисемитский характер, против бывшего священника вскоре было возбуждено еще одно дело – по ст. 20.3.1. (возбуждение ненависти), и 20 июля Верхнепышминский городской суд признал его виновным и оштрафовал на 18 тысяч рублей.

 

Надо отметить, что ограничение посещения храмов сочли избыточным и неправомерным и многие светские эксперты. В опубликованном 20 апреля заключении Экспертного совета Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений говорится, что действие нормативных актов, запрещающих посещение массовых мероприятий, не должно распространяться на богослужения, поскольку они не относятся ни к культурным, ни к досуговым, ни к спортивным и т.п. мероприятиям. А скрывающийся под словами «временное приостановление» фактический запрет на посещение храмов, по мнению авторов заключения, «не может быть установлен органами государственной власти субъектов Российской Федерации».

В опубликованном 8 июля докладе президентского Совета по правам человека как ограничение права на свободу совести и вероисповедания рассматриваются не только распоряжения региональных властей о запрете или ограничении посещения храмов для верующих, но и предписания главных санитарных врачей ряда субъектов федераций использовать для причастия одноразовые ложки. Такие предписания, говорится в докладе, «грубо нарушают конституционный принцип невмешательства государства в деятельность религиозных объединений, посягая, тем самым, на автономию религиозных объединений в вопросах внутриконфессиональных правил совершения религиозных обрядов».

При этом большое количество заболевших среди духовенства и насельников монастырей свидетельствует о том, что сохранять без изменения привычные формы богослужения в условиях эпидемии опасно – в первую очередь, для здоровья самих верующих. Поэтому задача властей, религиозных организаций и общества в целом – найти приемлемый вариант функционирования религиозных организаций, при котором не пострадает ни общественная безопасность, ни свобода религии.

 

Преследование Свидетелей Иеговы

Репрессии в отношении Свидетелей Иеговы вновь усилились. В течение первых шести месяцев года выносились приговоры и заводились новые дела против верующих.

Нам известно о восьми приговорах по ст. 282.2 УК РФ (организация деятельности экстремистской организации) в отношении Свидетелей Иеговы, по которым осуждены 13 человек, из них один был также признан виновным и по ст. 282.3 УК (финансирование экстремистской организации). Шестеро из осужденных приговорены к условным срокам, четверо - к штрафам, а трое – к реальным срокам: крымчане Сергей Филатов и Артем Герасимов – к шести годам, а житель Пскова Геннадий Шпаковский – к шести с половиной.

Нельзя не отметить беспрецедентную жестокость приговора Артему Герасимову, который в марте был приговорен к штрафу в размере 400 тысяч рублей, но в результате апелляции в июне штраф был заменен на шесть лет колонии.

Во всех этих случаях состав преступления фактически сводился к тому, что верующие продолжали религиозные практики, предусмотренные их вероучением.

По состоянию на июнь в СИЗО и колониях находились 34 человека.

В июне Льговский районный суд Курской области заменил приговоренному к шести годам колонии гражданину Дании Деннису Кристенсену неотбытую часть срока штрафом в 400 тысяч рублей. Однако прокурор по надзору за исправительными учреждениями обжаловал это решение, а Кристенсен вместо выхода из колонии был отправлен в специальный изолятор за нарушение тюремных правил, из которого вышел через 15 суток.

В течение описываемого периода по расследуемым уголовным делам в разных регионах проводились массовые обыски, которые, как и прежде, сопровождались многочисленными нарушениями. Так, в феврале во время продолжавшегося 12 часов обыска в Чите на глазах матери и сестры был до крови избит 17-летний Александр Карпов.

В январе в Казани после обыска в квартире Татьяны Обижествит, в ходе которого полицейские запугивали присутствующих, в отделение увезли не только взрослых, но и детей. В марте во время обыска в Волчанске Свердловской области семью Заляевых, в том числе двоих детей, держали раздетыми в коридоре.

Дети верующих страдали не только во время обысков. В январе в Георгиевске Ставропольского края полицейские в отсутствие родителей допросили шестиклассника, является ли его мать Свидетелем Иеговы и знает ли он ее единоверцев.

Кроме того, были применены пытки к пятерым Свидетелям Иеговы, отбывающим срок в оренбургской колонии: сотрудники колонии избили Феликса Махаммадиева, Алексея Буденчука, Алексея Мирецкого, Геннадия Германа и Романа Гридасова. У Махаммадиева в результате избиения было сломано ребро, повреждены легкое и почка. Скорую ему не вызывали до тех пор, пока он не подписал заявление, что получил эти травмы, ударившись в туалете.

Репрессии продолжились в июле. По данным самих Свидетелей Иеговы, к середине июля 2020 года, количество проведенных с момента запрета обысков превысило тысячу. Печальный рекорд был установлен 13 июля: за один этот день только в Воронежской области прошло 110 обысков.

 

Незаконное миссионерство

Верующие и религиозные организации по-прежнему часто подвергаются давлению в рамках «антимиссионерских» поправок из «пакета Яровой – Озерова». Все чаще эти поправки применяются к представителям «традиционных» организаций.

Например, в Крыму как «незаконное» миссионерство дважды было истолковано проведение пятничного намаза. В Симферополе по ч. 4 ст. 5.26 КоАП РФ (осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях) был оштрафован имам Расим Дервишев, а в апреле в Советском районе по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ (организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о его проведении) – имам Дилявер Халилов. В обоих случаях пятничная молитва и проповедь проводились в отведенном для этого месте, в мечетях, но оба имама не относятся к юрисдикции Духовного управления мусульман Крыма.

Дело по ч. 3 ст. 5.26 КоАП (осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой) было заведено против еврейской общины Симферополя, однако мы пока не располагаем информацией, было ли наложено наказание.

А в Твери за «незаконное» миссионерство был оштрафован гражданин Азербайджана, представитель организации культурного просвещения «Единство», не являющейся религиозной. Однако прокуратура, а затем и суд сочли его деятельность миссионерской и оштрафовали на 100 тысяч рублей по ч. 4 ст.5.26 КоАП, поскольку в жилом доме, где он проводил встречи, проживали и участвовали «в проведении религиозных обрядов» несовершеннолетние.

В некоторых случаях верующим удавалось оспорить ранее вынесенные решения о наказании за «незаконное» миссионерство или добиться закрытия начатых дел.

Так, в Рязани в январе было прекращено производство по делу Олега К., в 2019 году оштрафованного по ч. 4 ст. 5.26 КоАП за раздачу Библий, которую мировой суд счел незаконным распространением информации об «Ассоциации евангельских христиан «Гедеон». Дело было прекращено в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление мирового суда о наложении штрафа.

В мае в Тамбове было прекращено дело о «незаконном» миссионерстве в местном ДК в отношении евангелистского пастора Куррана Рэймонда Джерарда.

МХГ в социальных сетях

  •  

      Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет против пыток          

2014-2020, 16+.