Russian English

Визу ставят выше закона. Почему ущемляются права верующих иностранцев



По закону иностранцы – разумеется, если они законно находятся на территории Российской Федерации, – пользуются правом на свободу вероисповедания наравне с российскими гражданами. Это по закону. А на практике все зависит от того, какая у них виза. Те, кто применяет миграционное законодательство, ставят визу выше закона и решают, что можно делать верующему иностранцу, а что нет.

Скажем, может ли обладатель туристической визы присутствовать на богослужении? Может. Но если он выйдет на церковную кафедру и произнесет свидетельство о своей вере, то сильно рискует. Его запросто могут привлечь к ответственности за «несоответствие заявленной цели въезда фактически осуществляемой деятельности» – есть такая статья в Кодексе об административных правонарушениях. И никто при этом не обратит внимания на другой закон – «Об основах туристской деятельности», согласно которому турист – лицо, посещающее страну в самых разнообразных, и в том числе религиозных, целях.

То же самое относится к обладателям деловой визы. По этой причине работающие в Москве американцы-экспаты – в основном протестанты, привыкшие по воскресеньям посещать церковь, с опаской переступают порог домов собраний российских верующих. Речь, понятно, не о православных приходах, а о других христианских конфессиях, почему-то находящихся под особым вниманием правоохранителей.

В схожей ситуации – иностранцы с учебной визой. Тем, похоже, дозволено только учиться, учиться и учиться, как завещал великий Ленин. В прошлом году получила известность история студентки из Зимбабве Кудзай Нямаребву, активной прихожанки одной из пятидесятнических церквей Нижнего Новгорода. Девушку привлекли по «закону Яровой» за репост ролика религиозного содержания как за «незаконное миссионерство» и все за то же самое «несоответствие заявленной цели въезда» и, представьте, выдворили из России. Спасибо, не сразу: благодаря широкому резонансу ей отсрочили исполнение наказания, дав возможность сдать госэкзамены и получить диплом врача.

Услышав про это дело на встрече с членами Совета по правам человека в декабре 2018 года, президент Владимир Путин выразил удивление: «По поводу этой африканской студентки надо посмотреть, конечно, чушь какая-то». Тем не менее вынесенное судебное решение все еще в силе.

В октябре с.г. автор этих строк участвовал в совместном заседании комиссий СПЧ и Совета по взаимодействию с религиозными объединениями. На нем протестантские священнослужители, люди более чем лояльные, и примкнувшие к ним юристы и религиоведы горячо обличали «закон Яровой». Из-за него евангельских христиан, записанных кем-то в «нетрадиционные», последнее время «достали» бессчетными нелепыми требованиями, исками и штрафами.

Кстати, в пресс-службе депутата Госдумы Ирины Яровой спустя три года после принятия закона, ассоциируемого с ее именем, нашли время и объявили, что к нему «Ирина Анатольевна никакого отношения не имеет», а «все поправки, связанные с религиозным законодательством, вносил Игорь Зотов». Ну, Зотов так Зотов, он давно уже не депутат, тут важно то, что принятые три года назад поправки сильно осложнили жизнь иностранцам, приглашенным в Россию религиозными организациями.

Гуманитарная виза с целью поездки «религиозные дела» – у въехавших по этой визе, казалось бы, не должно быть проблем. Ведь разного рода экстремисты и те, кто учит паству тому, чему не надо, приезжают отнюдь не по «религиозным» визам.

Но, во-первых, введенные законоположения толкуются так, будто миссионерская деятельность иностранцев возможна только по трудовому или гражданско-правовому договору, и значит, требует рабочую визу – при наличии квоты, получить которую совсем не просто, а в больших городах почти невозможно.

Тех же, кто въехал по визе «религиозной», фактически лишают права распространять свои религиозные убеждения. Между прочим, согласно Конституции РФ, каждому, то есть иностранцам тоже, это право гарантировано. Правоприменители же, не отличая распространение убеждений от миссионерской деятельности, рассуждают следующим образом: коли въехал по приглашению религиозной организации, стало быть, и проповедовать должен исключительно от ее имени, а коли так, нужна рабочая виза. Замкнутый круг получается.

Во-вторых, выяснилось, что въехавшие по «религиозной» визе не могут заниматься не только миссионерской деятельностью, но и благотворительностью тоже. Пожилую супружескую пару Рэйчел и Дейла Перри – волонтеров религиозной ассоциации Церкви Иисуса Христа святых последних дней (ЦИХСПД) в России – оштрафовали… за участие совместно с представителями Красного Креста в раздаче одеял и матрацев жителям дома престарелых в Воскресенском районе Нижегородской области. А двадцатилетних Дэвида Гаага и Коле Бродовского, волонтеров той же религиозной организации, и вовсе депортировали, предварительно лишив их свободы, продержав 20 дней в не самых комфортных условиях Центра временного содержания выдворяемых иностранных граждан. За то лишь, что те в свободное от служения время бесплатно помогали желающим жителям Новороссийска улучшить знание английского языка: дескать, это преподавательская деятельность. Причем уставом религиозной организации было прямо предусмотрено «проведение на безвозмездной основе периодических собеседований и дискуссий на иностранных языках по разъяснению традиций, наследий и культуры последователей церкви в других странах, пропаганды здорового образа жизни верующих».

Мало того, пригласившие их местные общины ассоциации ЦИХСПД в России были судами оштрафованы на 400 тыс. руб. каждая за «предоставление заведомо ложных сведений о цели пребывания приглашенных иностранных граждан». Будто те знали заранее, что волонтеры какую-то часть своего времени потратят на помощь в освоении английского языка. А если даже и так, что с того? Но и этого оказалось мало, еще на такие же суммы те же общины были оштрафованы за непринятие приглашающей стороной неких мер по обеспечению соблюдения теми же иностранцами «в части соответствия заявленной ими цели въезда фактически осуществляемой в период пребывания деятельности». К общей сумме штрафов (1, 6 млн руб) в конце концов добавили по 45 тыс. руб. с каждого из руководителей названных общин за каждого волонтера.

Никакое повышение квалификации полицейских и судей тут не поможет – те, кто привлекает иностранцев за подобное, ведают, что творят. Прежде изредка их одергивали сверху, сегодня никаких сигналов оттуда нет вовсе. Как известно, государственную политику в сфере отношений с религиозными меньшинствами отдали на откуп правоохранительным органам. В каком-то смысле так и должно быть, ведь речь идет о применении права. Но имеют ли решения по делам, о каких тут сказано, какое-нибудь отношение к праву? Да и к здравому смыслу тоже?

Автор: Лев Семенович Симкин – доктор юридических наук, профессор

Источник: Независимая газета, 28.0.2019


МХГ в социальных сетях

  •  

      Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет против пыток          

Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.