Russian English

Журналисты объяснили роль властей в дискуссиях о Charlie Hebdo и убийстве учителя



На светских и религиозных властях лежит намного большая, чем на журналистах, ответственность за высказывания о преступлениях с упоминанием национальности, указали эксперты в области журналистики, комментируя слова муфтия Чечни о журналистах Charlie Hebdo и реакцию Рамзана Кадырова на убийство во Франции учителя, показавшего ученикам карикатуры на пророка Мухаммада.

"Кавказский узел" писал, что 16 октября в пригороде Парижа Конфлан-Сент-Онорин был обезглавлен учитель истории и географии Самуэль Пати, на уроке о свободе выражения мнения продемонстрировавший ученикам карикатуры на пророка Мухаммада. Предполагаемый убийца при задержании кричал: "Аллаху акбар!" и был застрелен полицейскими. Он успел опубликовать фото отрезанной головы в Twitter, где имел ник Tchetchene_270. По данным французской прокуратуры, это 18-летний гражданин России чеченского происхождения, получивший во Франции статус беженца. По этому делу задержаны девять человек, шесть из которых представители чеченской диаспоры.

Ассоциация уроженцев Чечни в Европе осудила убийство учителя. Российские бойцы смешанного стиля Зелим Имадаев и Альберт Дураев поддержали предполагаемого убийцу, но затем удалили соответствующие публикации в Instagram. Глава Чечни осудил преступление, но назвал неуважительное отношение к исламу провокацией. Он призвал не акцентировать внимание на национальности предполагаемого убийцы. "Это не первый случай, когда во Франции пытаются свалить все свои проблемы на чеченцев. Смею всех заверить – чеченцы здесь ни при чем. Более того, Анзоров А. почти всю свою жизнь прожил во Франции, переехав туда в детстве с родителями, рос рядом с французами, общался, говорил и писал на их языке", - написал Кадыров. Глава Чечни построил свое заявление как ответ на обвинение в адрес этнических чеченцев, тогда как таких обвинений правоохранительными органами и властями Франции применительно к убийству Пати не было озвучено, вопрос об ответственности чеченцев как этнической группы за это преступление французскими правоохранителями не ставится.

В данной ситуации национальность не имеет отношения к самому преступлению, считает зампред совета Ассамблеи народов России, председатель гильдии межэтнической журналистики Маргарита Лянге. "Нападение имеет отношение к вероисповеданию, а кто он по национальности, уже не важно. Информация о его национальной принадлежности не имеет отношения к трагическому преступлению", – сказала Лянге корреспонденту "Кавказского узла".

Указывать этническую принадлежность предполагаемого убийцы в данном случае оправданно, возразила директор "ПЭН-Москва", журналистка и правозащитница Надежда Ажгихина. "Это давняя дискуссия, которая идет в Европейской международной федерации журналистов, а также здесь у нас о том, в каких ситуациях правомерно указывать этническую принадлежность. Главный вывод, к которому пришли коллеги: указывать важно, когда это имеет значение для смысла материала. Когда происходят столкновения на этнической почве, нельзя не указывать участников конфликта. И в данном случае, мне кажется, также важно указывать этническую принадлежность, поскольку такие радикальные взгляды поддерживаются какой-то частью религиозных деятелей, чиновников и так далее", –- сказала корреспонденту "Кавказского узла" Надежда Ажгихина.

Убийство учителя - не первое убийство из мести за высмеивание ислама на страницах журнала Charlie Hebdo. В январе 2015 года в ходе вооруженного нападения на офис редакции Charlie Hebdo в Париже были убиты 12 человек. В то время как во многих странах прошли акции памяти погибших, в Грозном власти организовали акцию "Мы любим Мухаммада". Рамзан Кадыров, анонсируя этот митинг, приравнял журналистов Charlie Hebdo к "ваххабитам и экстремистам", объявив их врагами. А когда в сентябре 2020 года Charlie Hebdo повторно опубликовал те же карикатуры на Мухаммада, глава Духовного управления мусульман Чечни Салах Межиев отреагировал на это проклятиями в адрес журналистов издания.

Такие заявления, как проклятия из уст муфтия Чечни Салаха Межиева, усугубляют ситуацию, указала Ажгихина. "Религиозные лидеры должны быть мудрыми людьми. Все религии без исключения призывают к добру, взаимному уважению. Кроме этого, никакой народ не может быть виноват в том, что один из его представителей совершил какое-то преступление. Если читатель этого не понимает, то это надо объяснять многократно. Но заявления официальных лиц, которые могут быть интерпретированы как поддержка каких-то радикальных, фундаменталистских настроений – это абсолютно недопустимо", – подчеркнула она.

Слова главы Духовного управления Чечни Салаха Межиева можно трактовать по-разному, указала в свою очередь Маргарита Лянге. "Он ведь не говорил про конкретное наказание. Он не говорил, мы сейчас возьмем и пошлем туда людей. Возможно, он имел в виду наказание в более широком смысле. Когда духовные лица говорят о наказании, как правило, они говорят о наказании высших сил. Мне кажется, упоминать его слова в связке с этим преступлением не очень правильно. Нужно иметь определенные доказательства о связи между его мнением и преступлением в Париже. Когда связывают эти события, становится понятно, что кому-то очень хочется их связать. На самом деле, я здесь прямой связи и прямой угрозы не вижу", - подчеркнула она.

На убийство 12 сотрудников Charlie Hebdo в 2015 году французские силовики отреагировали арестами этнических чеченцев. При этом о предъявлении каких-либо обвинений выходцам из Чечни впоследствии не сообщалось. Убийство учителя Самуэля Пати шокировало французское общество, и это может привести к ухудшению отношения к выходцам из Чечни, считают политолог Алексей Малашенко и исламовед Леонид Сюкияйнен. Такого не произойдет, если не будет делаться акцент на национальности преступника, уверен кавказовед Ахмет Ярлыкапов.

Лянге добавила, что нет оснований обвинять в причастности к убийству французского учителя власти Чечни. "Такие обвинения абсолютно притянуты за уши", – сказала она.

Практический аспект публикаций требует указания национальной принадлежности, считает президент "Фонда защиты гласности" и член Московской Хельсинкской группы Алексей Симонов. "Если рассматривать вопрос теоретически, то не стоит указывать этническую принадлежность. Но, к сожалению, нет сейчас журналистов, которые рассматривают этот вопрос теоретически, все рассматривают практически. А в этом случае всех интересует, откуда взялась такая остервенелость, все начинают копаться в национальном происхождении, а покопавшись, не опубликовать – обидно. Также есть интерес у читателей узнать таким образом о причинах нападения", – сказал корреспонденту "Кавказского узла" Алексей Симонов. По его мнению, важно при этом в материалах говорить и о роли учителя, показывавшего своим ученикам, среди которых были и мусульмане, карикатуры пророка.

По словам Симонова, от тональности публикаций зависит, обвинят ли читатели власти Чечни за поддержку радикальных действий. "Трудно однозначно сказать, стоит ли напоминать заявления официальных лиц. Это зависит от точки зрения автора. Если он видит связь, он пишет об этом, если не видит – то он может пренебречь этим фактом. Здесь очень важно, чтобы журналист следил за своим языком. Но больше, чем он, за языком должен следить представитель любой власти, в том числе и религиозной. Как сказал великий Тютчев, нам не дано предугадать, как наше слово отзовется", – подчеркнул Симонов.

Ранее "Кавказский узел" писал о случае одобрения властями Азербайджана убийства азербайджанским военнослужащим Рамилем Сафаровым офицера вооруженных сил Армении Гургена Маргаряна, которого Сафаров обезглавил в Будапеште. Суд в Венгрии в 2006 году приговорил Сафарова к пожизненному заключению, но в 2012 году Сафаров был экстрадирован в Азербайджан, где президент Ильхам Алиев подписал указ о его помиловании. Сафарова восстановили на военной службе, и ему присвоено звание майора.

Автор: Гор Алексанян


МХГ в социальных сетях

  •  

      Фонд 'Общественный Вердикт' Комитет против пыток

 

        

 

2014-2020, 16+.