Russian English

Меньшинства: между политикой и психологией

Тезисы доклада

 

1. Меньшинства – не количественная категория. Интуитивно понятно, что, например, долларовые миллиардеры не могут считаться угнетаемой и требующей защиты группой, или что они исключены из принятия решений. Категории «большинство» и «меньшинство» применительно к группам людей – это политические категории, относящиеся к демократическим формам политического устройства. Именно демократия  создает меньшинства.
Под демократией мы понимаем род политического устройства при котором власть формально осуществляется от имени народа и для его блага. Демократия включает в себя широкое видовое разнообразие политических устройств: либеральная демократия, социалистическая демократия, народная демократия и т.д., и т.д. Видовыми признаками здесь являются различные концепты народного блага. Исходя из нашего определения известные тоталитарные политические системы также были демократиями.
2. Функцией любого политического порядка является обеспечение социальной сплоченности, инклюзия членов общества. Обратной стороной, контрструктурой, инклюзии всегда является эксклюзия, исключение, то есть отказ иным в равном человеческом достоинстве. Как писал социолог Н. Луман, «Только существование неинтегрируемых лиц или групп высвечивает социальную сплоченность и делает возможным специфицировать условия для нее». Социальное исключение в разных политических системах обеспечивалось по-разному. Дискриминация меньшинств – способ специфичный для демократии.
3. Формальная рамка демократии – свобода и равноправие для каждого и каждой. Именно поэтому даже социальное исключение она осуществляет через принудительную инклюзию. Дискриминация и есть такое назойливое вовлечение неинтегрируемых в социальную и политическую структуру и удержание их в ней.  Отсюда и парадокс демократии: стремясь, в духе свободы и равноправия, интегрировать всех , она должна воспроизводить социальное исключение. Иными словами, демократия должна бороться с дискриминацией, чтобы воспроизводить дискриминацию.
4. Каковы же механизмы дискриминации, этой исключающей инклюзии? 1) Заключение (удержание+изоляция). Тюрьмы, психиатрические клиники, работные дома для бродяг, интернаты для инвалидов, лагеря для беженцев, реабилитационные центры для наркопотребителей или жертв преступлений ненависти и т.п.  При этом заключение дает самим заключенным мотивацию поддерживать эту систему. Вторичные выгоды: им, как минимум, спасают жизнь и кормят. Впрочем, в камерах могут быть предусмотрены и другие удобства.
5. 2) Лишение собственного имени. «Любовь, не смеющая себя назвать» (О. Уайльд) , «жиды», борьба вокруг «гомосексуализма» и феминитивов – только некоторые примеры. Исключенные либо не имеют возможности себя назвать, либо должны называть себя несобственными именами, данными им другими. Но и другие не в состоянии обратиться к нему/ней как таковому/таковой. Исключенные формально участвуют в общей коммуникации, но не могут манифестировать собственные потребности, желания и проблемы. Исключенный/-ая не может объяснить другим кто он такой, хотя и должен это сделать.
6. 3) Асимметрия и противоречивость социальных ожиданий. Любые действия исключенных a priori маркированы как угроза. И маркировка эта производится как законодательно, так и медийно. Один пример: мигранты в несколько раз чаще местных нарушают закон, но более 90% «мигрантских» правонарушений – нарушения миграционного законодательства.
7. Это три измерения дискриминации. Каждый индивид или группа занимают особое место в этой системе координат. Черному мальчику живется легче, чем мальчику-гею, потому что ему не надо рассказывать «об этом» маме.
8. Дискриминация не является следствием нахождения в позиции меньшинства, она эту позицию создает. Поэтому в «меньшинстве» может оказаться любой и любая.
9. Стратегии меньшинств: отрицание себя (в частности, через опасное и, симуляция (стратегия «чулана») или интеграция. Интеграция (попытки самоассимиляции) иллюзорна. «Улучшение положения» и «принятие как равных» всегда иллюзорны и обратимы. История европейских евреев второй половины XIX – первой трети ХХ вв. не должна позволить геям начала XXI в. впасть в иллюзию. Современные террористы-смертники в Америке и Европе это, как правило, представители второго поколения мигрантов, чьи родители добросовестно пытались интегрироваться и ориентировали на это своих детей. Поддерживая клиента в его стремлении интегрироваться психологи рискуют взрастить фанатика террориста, потому что недостижимый объект навязчивого желания в конце концов уничтожается.
10. Еще одна возможная стратегия для меньшинств – принятие своей исключенности через ее презентацию. Немецкий философ и психиатр Карл Ясперс видел простую альтернативу для исключенных: они могут «словно бы исчезнуть в череде отрицательных решений (без профессии, без брака, без почвы)», либо «исключение может сообщать себя. Тем самым оно постоянно вновь вступает во всеобщее». Уже цитированный мной Н. Луман писал, что неинтегрируемые группы и индивиды самим фактом своего существования специфицируют условия существования социальной сплоченности. Через принятие и презентацию (то есть сообщимость) своей исключенности меньшинства в демократической политической системе могут инвертировать формальные свободу и равноправие в реальное содержание политической жизни, утверждая собственное человеческое достоинство для себя и для всех.
11. Если мы ищем стратегию поддержки, в том числе психологической или психотерапевтической помощи меньшинствам, то, на мой взгляд, лучшей стратегией будет поддержка исключенных индивидов и групп в презентации ими своей исключенности.

 

Источник: сайт Игоря Кочеткова, 26.11.17

 

Мартин Лютер Кинг-младший

МХГ в социальных сетях

  •  

      Казанский Правозащитный Центр Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет против пыток          

Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.