Russian English

Эксперты обсудили, почему в России нет гендерного равенства

Неравная ответственность внутри семей, долги по алиментам, гендерное неравенство и харассмент на работе. Об этом эксперты поговорили 29 сентября на одной из секций Forbes Woman Day.

Ольга Савина, адвокат, управляющий партнер юридической фирмы Savina Legal, считает, что корпоративная этика внутри компаний может иметь большое влияние на формирование гендерного равноправия. «Нужно в трудовом регламенте, в трудовых положениях транслировать гендерное равенство в качестве нетворкинга. Пропагандировать, что не просто нет гендерной разницы между сотрудниками, а что есть даже поощрение женской карьеры. Тогда проблема будет нивелирована. Ведь она по большей части в головах», — подчеркивает Савина.

Виктория Дергунова, адвокат, руководитель практики семейного права BGP Litigation, президент фонда «Юристы помогают детям» утверждает, что «стеклянный потолок» перестает существовать внутри компаний. Но он действительно есть в социуме. Проблема начинается с сильного неравенства в распределении ответственности внутри семей. «Женщина, в отличие от мужчины, должна выполнять несколько социальных ролей. Она мама и жена, она может быть руководителем, еще ей нужно время на себя, чтобы от всего этого не выгореть.

Важный момент – это ожидания социума от нее: если она нанимает няню и помощницу по дому, то, в случае развода, ее могут назвать «недоматерью». А тогда встанет вопрос, кому передать ребенка. То есть она еще должна оправдываться за то, что она выбирает другой путь», — отмечает Дергунова.

Екатерина Тягай, руководитель практики Sensitive Matters коллегии адвокатов Pen&Paper, подчеркнула, что гендерная повестка и вопрос защиты прав мужчин и женщин – это не задача какой-то специфической отрасли, типа комитета по делам женщин. Это часть общей гуманитарной повестки защиты прав человека.

«Но у нас в стране не изучают права человека, даже на юрфаке, тем более на факультетах государственного управления. Хотя это должно быть первым, с чем нужно сталкиваться всем управленцам», — считает Тягай.

Екатерина Тягай также отметила, что в России нет правового регулирования, которое препятствовало бы домогательствам. А в культуре — «абсолютное неуважение чужих границ». И это не только про сексуальность.

Виктория Дергунова считает, что говоря о харассменте на работе, нужно отметить два аспекта. «Это экономическая безопасность женщины. Надо помнить, что у нее за спиной дети, и часто пожилые родители. И также у нее встает вопрос, возьмут ли ее на другую работу после того, как она расскажет о харассменте. И тут важно заниматься профилактикой дискриминации», — подчеркивает адвокат. Дергунова пояснила, что большую важность имеет право на свободу выражения мнения. Оно неразрывно связано с правом на жизнь без насилия. И это не только насилие в семье, но и на работе.

«Не должно быть такого, что после того, как женщина рассказала о случившемся в соцсетях, она получает иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Такие иски строятся на том, чтобы она доказала, что ее слова — правда», — рассказа адвокат.

Виктория Дергунова отметила, помимо того, что в России почти всегда женщина уходит в декрет и сидит на больничном с ребенком, после развода — она также не получает поддержку от бывшего мужа. И правовое регулирование по взысканию алиментов крайне сложное.

156 млрд — задолженность по алиментам в России

«Женщина — взыскатель по исполнительному производству. То есть она должна регулярно тратить время, чтобы ездить к судебному приставу и выбивать деньги. Мы работаем над законопроектом по созданию алиментного фонда. Тогда государство будет покрывать недополученные алименты на ребенка, и отец будет должен ему, а не женщине. У нас, как правило, государству все-таки мало кто хочет быть должен», — подчеркнула Дергунова.

Источник

Фото: unsplash.com

МХГ в социальных сетях

  •  

      Фонд 'Общественный Вердикт' Комитет против пыток

 

        

 

2014-2021, 16+.