Russian English

Правозащитники критикуют миграционную политику МВД за репрессивный уклон

Фото: «Красные жилеты» выполняли функции миграционной полиции. Фото агентства «Москва»

Подчинение МВД в 2016 году Федеральной миграционной службы (ФМС) привело к неверной трансформации миграционной политики, утверждают правозащитники. Она рассматривается преимущественно как борьба с нелегалами, другие проблемы решаются политическими установками сверху – например, по коронавирусному кризису с гастарбайтерами. Одна из главных претензий к Главному управлению по вопросам миграции (ГУВМ) – отсутствие вертикали подразделений. Эксперты допускают возможное возвращение к изначальной системе «ФМС при МВД».

ФМС упразднили в начале 2016-го с формулировкой – «в целях совершенствования госуправления в сфере миграции». У этой службы было немало недостатков, включая структурные и процессуальные дефекты.

Об этом говорится в докладе правозащитной организации «Гражданское содействие» (признано в РФ НКО – иностранным агентом), автором которого является аналитик организации Константин Троицкий. Он указал, что ФМС к концу своего существования стала превращаться в полуоткрытое ведомство, которое постепенно начинало понимать гуманитарные, культурные, социальные и экономические аспекты миграционной политики. С переходом этих функций в ГУВМ миграция снова стала рассматриваться почти исключительно через призму борьбы с нелегалами. Сейчас это подразделение демонстрирует репрессивный подход, а вовсе не стремление к гуманитарной поддержке приезжих.

В докладе отдельно указано на отсутствие у ведомства кадровой вертикали – руководящие должности в региональных подразделениях в ряде случаев занимают сотрудники полиции без опыта работы в миграционной сфере – бывшие участковые, сотрудники ДПС, кадровики или вообще кинологи. «Все это говорит об отсутствии осознания миграции как особого многостороннего и сложного явления, для правильного воздействия на которое требуются специальные навыки», – подчеркивает Троицкий.

Также, по его мнению, ГУВМ, по сути, прекратило систематическое взаимодействие с гражданским обществом и научным сообществом, религиозными объединениями и независимыми экспертами. Например, стали закрыты некоторые отчеты, планы и часть статистики, говорится в исследовании. На ведомственных порталах исчезли такие важные разделы, как сведения о расходовании бюджетных средств, планы по профессиональной переподготовке сотрудников. А интернет-сайт ГУВМ представляет собой «резкий регресс по всем ключевым пунктам». Устаревшая информация – это вообще главный недостаток многих сайтов региональных подразделений ГУВМ. Как отмечается в докладе, единственное положительное новшество – это начало публикации поквартальной статистики. Там есть ряд данных, которые в последние годы у ФМС уже не появлялись – например, сколько иностранных граждан встали на миграционный учет и из каких стран эти граждане, сколько человек оформили визы, другие документы о правовом статусе или были приняты в российское гражданство.

При этом Троицкий напомнил, что еще и при ФМС институт убежища находился в печальном состоянии – из-за серьезных ограничений для доступа к этой процедуре, наличия всевозможных барьеров и отсутствия как таковой защиты от депортации. Но все-таки после упразднения ФМС «ситуация с правами беженцев еще более ухудшилась». Одним из ярких тому подтверждений стало введение в некоторых регионах штрафов для тех иностранцев, которые не имели или утратили действующие миграционные документы, а потому как раз и пытались обратиться за убежищем.

Но в целом раз ГУВМ – это не отдельное ведомство, а часть силового министерства, то и передавать туда гуманитарный институт убежища, интеграцию и адаптацию мигрантов и даже проблемы трудовой миграции «недопустимо и непродуктивно», утверждается в докладе. Тем более что эта структура МВД ориентирована лишь на исполнение политических установок сверху. Это, например, показал кризис на рынке труда, возникший из-за пандемии, решения по которому пришлось принимать президенту РФ своими указами. На этом уровне была отрегулирована и проблема паспортизации жителей ДНР и ЛНР. Таким образом, считает Троицкий, по многим параметрам ситуация ухудшилась по сравнению не только со временем самостоятельного существования ФМС, но и 2004–2012 годами, когда служба действовала в составе МВД.

Однако, как заметил «Независимой газете» доцент кафедры политологии и политического управления Института общественных наук РАНХиГС Михаил Бурда – сам бывший сотрудник ФМС, все-таки нельзя говорить о том, что в руководстве ГУВМ нет специалистов: «Начальник ГУВМ Валентина Казакова, ее заместитель Дмитрий Демиденко и еще целый ряд сотрудников центрального аппарата – это выходцы из ФМС, проработавшие там не год и не десять лет, а больше». Что же касается территориальных подразделений, то они всегда комплектовались в рамках всего МВД. С другой стороны, он согласен с тем, что статистических данных о миграции у ГУВМ по сравнению с ФМС стало меньше. И хотя, подчеркнул Бурда, анализировать исключительно статистические показатели представляется некорректным, их дефицит «побуждает отдельных общественников и правозащитников – латентных миграционных лоббистов – культивировать мифы о «трудолюбивых мигрантах», «ленивых русских», «декриминализации мигрантов» в целях увеличения присутствия мигрантов на рынке труда и формирования еще большей миграционной зависимости отдельных секторов экономики». И, по его словам, надо признать, что «информационную войну этим лоббистам ГУВМ, в отличие от ФМС, пока проигрывает». Он объясняет это тем, что взаимодействие ГУВМ с институтами гражданского общества – это не самостоятельные действия федерального органа, а работа лишь одного из структурных подразделений МВД.

Сам Бурда прогнозирует возврат к самостоятельному статусу миграционной службы, то есть реанимацию ФМС, что было бы логично: «Миграция – это не только борьба с нелегалами, это и дифференциация миграционных потоков на востребованные и не очень, а это уже сфера политики. Адаптация и интеграция мигрантов, только планирующих поездку в РФ или находящихся здесь, – это также не совсем полицейская компетенция». За то же самое уже давно выступают многие правозащитники, но эксперт предупредил: контрольно-надзорная функция в миграционной сфере не должна быть утеряна, «а следовательно, от взаимодействия ФМС с МВД никуда не уйти».

Источник

МХГ в социальных сетях

  •  

      Фонд 'Общественный Вердикт' Комитет против пыток

 

        

 

2014-2021, 16+.